Война была у каждого своя

Моя добрая знакомая София Ливерьевна Риганова, уезжая из Сокола, дала мне такой наказ-пожелание: «Напиши сценарий о «стойком оловянном солдатике», обязательно напиши!». Выполняю обещание в моих воспоминаниях.

Как-то в разговоре за чашкой чая София Ливерьевна обмолвилась: «Как нам было плохо в войну, спасибо, кормила тётя Поля». Как впоследствии выяснилось, тётя Поля — это моя свекровь Апполинария Ивановна Доброрадова. Светлая ей память. А София Ливерьевна, еле сдерживая слезы, продолжала свой рассказ:
— Мы дружили с её дочкой Галей, я часто бывала у них дома. Бывало, тётя Поля поставит утром на стол чугун горячей картошки, большое блюдо соленой капусты, даст по кусочку хлеба, напоит чаем, заваренным сушеной свеклой или морковкой, сдобрит молоком, приговаривая: «Садитесь за стол, ешьте. Соня, садись и ешь тоже». Я старалась сесть рядом с этой теплой, доброй женщиной. Сытые, мы потом играли, бегали на Сухону: купались, мальчишки удочками ловили рыбу.
А тёте Поле надо было прокормить большую семью. За стол садились престарелая мать, четверо детей, племянница Вера, у которой мать умерла, а отец был на фронте. И всех надо одеть, обуть, собрать в школу.
На исходе зимы заканчивались все припасы. И хлеб, и картошка съедались, даже семенная. И вот однажды Апполинария Ивановна ранним утром, ближе к весне, когда дни становились длиннее, погрузив на санки швейную машинку, самовар, праздничную одежду, заветное обручальное колечко и золотые сережки, отправлялась на свою родину – в Биряковский район. Там все это обменивалось на продукты – муку, крупы, хлеб. Обратно шла повеселевшая, довольная – можно жить, кормить семью. Дорога шла глухим лесом, и только Бог хранил её от лесных зверей и лихих людей.
А весной вскопала огород возле дома и большой загон под картошку в поле. Посадила огурчики, лучок, морковь, капусту. А картошки на посадку нет.
«Выручил» сосед. Шла мимо его дома, постучал в окно: «Поля, зайди». Зашла, не присела даже, а он говорит: «Если вскопаешь мой загон в поле, то дам картошки на посадку».
Делать нечего, пошла копать для соседа. Жарко было, очень устала, так как земля тяжелая. Все, сил нет, даже в глазах двоится. Села на обочину. Прохожий мужчина посмотрел на неё, пожалел, сказал, чтобы шла домой отдыхать. А как отдыхать, если борозды не прокопаны. И вот бежит Валя, старшая дочка, 12 лет, взяла лопату и стала проходить борозды. Отлегло от сердца, а слезы из глаз Поли потекли, как у настоящего стойкого солдатика.
Но вот посажена картошка, семья обеспечена на зиму. А тут еще одна забота — корова. Надо запасти две тонны сена, накосить и привезти к дому. И Поля где-то в Охалове косит, сушит, метает сено в копны, где-то нанимает подводу, укладывает сено на телегу и идет рядом с возом по дороге домой.
На пути разлилась речка, моста нет, воз застрял. Стоят рядом старая лошадь и молодая плачущая женщина – настоящий оловянный солдатик.
И вдруг… Как ангелы с неба — шагают по дороге четверо военных: молодые, красивые, сапоги начищены до блеска, погоны у них светлые. Идут прямо к лошади. Выпрягли её из оглобель, воз вытащили из речки, поставили на дорогу, запрягли снова по-настоящему лошадь, подали вожжи, сказали: «Поезжай, счастливо!» Почистили солдаты сапоги и пошли по дороге. В Кадникове в войну находился запасной аэродром – вот откуда были военные.
«Я смотрела им вслед, а в голове одна дума: где-то там теперь мой Алёша, по какой дороге идет и когда эта дорога приведет его к родному дому?» – вспоминала Апполинария Ивановна.
В то время её Алёша (Алексей Николаевич Доброрадов) находился на Курской дуге. Военная дорога его закончилась в госпитале после уличных боев в Белгороде. Домой вернулся награжденный орденом Красной Звезды, медалями «За отвагу», «За победу над Германией».
И снова в сборе большая семья. А стойкий оловянный солдатик — Апполинария Ивановна — нянчила внуков, пекла пироги, помогала всем добрым словом и умным советом.
В настоящее время в Соколе проживают ее дети, ветераны Г.А.Климовская, А.А.Доброрадов – уважаемые люди, четверо внуков – тоже ветераны труда, 5 правнуков, младшему из них 25 лет, четверо праправнуков.
В Санкт-Петербурге живет с семьей старшая дочь Валентина Алексеевна Пронина.
Я научилась у нее печь пироги, и когда собираемся за большим столом, мы всегда вспоминаем добрым словом Апполинарию Ивановну как бескорыстного человека, русскую женщину, которая в военном лихолетье выдержала на своих плечах все тяготы и сохранила жизни для нас — потомков настоящего русского стойкого солдата.
Тамара КОНОПЛЁВА

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *