В истории деревни – память народа

«Сокольская правда» уже рассказывала о том, что в мае в деревне Перевоз сельского поселения Пригородное открыли мемориал, посвящённый землякам-участникам Великой Отечественной войны.

Строительство мемориала велось в рамках губернаторского проекта «Народный бюджет». Одним из инициаторов выступил Василий Михайлович Гришеев, который провёл большую исследовательскую работу по изучению биографий односельчан, которые ушли на фронт и не вернулись, а также тех, кто выжил в пламени сражений. Предлагаем вниманию читателей эту работу.

С Перевоза на войну были призваны 53 человека от 18 до 50 лет: почти всё мужское население и три женщины, а также молодые люди до 18 лет, которых стали призывать с 1943 года.

Молодые и здоровые жители деревни из 45 домов были оторваны от мирной жизни. Это очень много. Из 53-х призванных 20 погибли уже в первые годы войны. Из них восемь человек пропали без вести.

Среди погибших: красноармеец Николай Дмитриевич Громов, рядовой Василий Дмитриевич Дрогулин, гв. мл. сержант Григорий Николаевич Дрогулин, красноармеец Александр Иванович Зуев, матрос Николай Александрович Магичев, рядовой Антон Алексеевич Отюнин, рядовой Дмитрий Дмитриевич Павлов, рядовой Андрей Николаевич Тюнев, рядовой Александр Николаевич Фокин, рядовой Николай Николаевич Фокин, рядовой Александр Николаевич Фокичев, рядовой Иван Николаевич Фокичев, мл. лейтенант Сергей Алексеевич Фокичев, ст. лейтенант Иван Алексеевич Фокичев, Николай Анфилофьевич Шельдяков, рядовой Альфей Николаевич Шельдяков, рядовой Николай Александрович Шельдяков, сержант Сергей Алексеевич Шельдяков, рядовой Николай Иванович Яковлев, рядовой Михаил Павлович Яковлев.

В числе ветеранов Великой Отечественной войны Михаил Николаевич Гришеев, Алексей Павлович Громов, Василий Дмитриевич Громов, Иван Николаевич Громов, Василий Николаевич Громов, Василий Николаевич Дрогулин, Николай Васильевич Дрогулин, Иван Александрович Зуев, Анна Васильевна Зуева, Василий Васильевич Зуев, Иван Васильевич Зуев, Михаил Иванович Зуев, Александр Иванович Магичев, Иван Павлович Магичев, Григорий Евгеньевич Максимов, Феодосий Николаевич Мишинов, Василий Александрович Настюшичев, Иван Александрович Настюшичев, Николай Николаевич Настюшичев, Павел Иванович Настюшичев, Николай Иванович Новожилов, Сергей Анфилофьевич Новожилов, Петр Антонович Отюнин, Михаил Николаевич Петров, Николай Николаевич Петров, Николай Степанович Родыгин, Аполлинария Николаевна Фокина, Мария Николаевна Фокина, Григорий Николаевич Фокин, Григорий Алексеевич Фокичев, Василий Александрович Яковлев, Сергей Павлович Яковлев.

Все 53 человека с честью и достоинством выполнили свой долг по защите Отечества: никто из них не стал дезертиром или перебежчиком, не попал в плен вольно или невольно… Надо понимать, что все 4 года эти люди даже мыслей таких не допускали, как бы ни было трудно. Все они были воспитаны в христианских традициях.

9 человек из 20 погибли неженатыми; трагедия здесь еще и в том, что к 45 домам на Перевозе не прибавилось 9 домов, не состоялось 9 новоселий, и соответственно 9 девушек не нашли свою половинку и не испытали семейного счастья. После войны соотношение мужчин и женщин в сельской местности составляло 1:2.

Некоторые из ветеранов были на 2-х, и даже на 3-х войнах. Например, Иван Николаевич Громов был на финской, Отечественной и японской войнах. Иван Александрович Настюшичев 1895 г. р. воевал еще в Первую мировую, был призван на Отечественную, отстоял японскую.

 Те же, кто вернулся, получили ранения той или иной степени тяжести и должны были восстанавливать народное хозяйство. Реабилитация участников боевых действий происходила в семье, в быту, что также оставило свой след в отношениях между людьми, да и фронтовые 100 грамм тоже не для всех прошли бесследно…

В Перевозе есть семьи, где погибли по 2 человека: это братья Иван Николаевич и Александр Николаевич Фокичевы, Иван Алексеевич и Сергей Алексеевич Фокичевы; отец и сын Николай Александрович и Альфей Николаевич Шельдяковы.

Мне довелось побеседовать с последним из ветеранов – Григорием Алексеевичем Фокичевым. Его призвали 10 января 1943 года вместе с другим односельчанином А.Н.Шельдяковым. Направлен в Мордовию для прохождения 3-х месячного курса молодого бойца. К моменту призыва Григория погибли 2 старших брата: Иван и Сергей. По словам Григория, 3-х месяцев на курсах не пробыл никто, все попросились на фронт, в основном из-за того, что питание было скудное.

Воевал в 16-й гвардейской орденов Ленина, Суворова, Кутузова, Богдана Хмельницкого механизированной бригаде под командованием Лелюшенко. Дошел до Берлина. Получил два тяжелых ранения.

Воинское звание и должность по штату – рядовой, автоматчик, шофер, понтонёр. Форсировал реки: Днепр, Днестр, Одер. При переправе через Днепр понтон, на котором находился Григорий, попал под артобстрел и после нескольких артиллерийских попаданий пошёл ко дну вместе с находившимся на нём танком и тяжелым орудием. Из 32-х человек экипажа танка, орудийного расчета и обслуги в живых остались двое: лейтенант – командир взвода и Григорий. Не помнит, как выбрался и оказался в госпитале от полученной контузии. Поскольку видимых повреждений не было, на третий день отпустили. Но получил ранение в спину в 1944 году на Днестре возле местечка Залещики, лечился в Житомире, встал в строй. Перед бойцом стояла новая боевая задача уже в Берлине – борьба с фаустпатронниками (противотанковыми гранатометами).

Закончилась война – фронтовику не исполнилось и 20-ти лет; из них 26 месяцев – на передовой. Награды – медали «За отвагу», «За взятие Берлина», «За освобождение Праги», «За победу над Германией».

В канун Дня Победы направлен в Чехословакию для подавления так называемого «чехословацкого мятежа» и уже после того, как была объявлена Победа, получил второе тяжелое ранение – прострелены были обе ноги.

Домой привезли в декабре 1945 года, отдали бойца матери – еще год дома лежал (ноги не ходили). Потом стал ходить, кушать надо, а выбор работы для инвалида небольшой: был сторожем, пас деревенских коров и т. д. Вот такие были «университеты» у тогдашней молодежи. Потом по направлению от военкомата закончил курсы судоводителей, работал капитаном-механиком на рейде Сухонского комбината до выхода на пенсию в 1986-м.

В середине 50-х женился, построил дом как индивидуальный застройщик, вырастил 3-х сыновей. Земной путь Григорий Алексеевич закончил в 2018 году.

В тылу обстановка была не легче, только что пули не свистели да не рвались снаряды. На предприятиях места ушедших на фронт заняли жены, сестры и подростки. Сокол стал прифронтовым городом, в котором было 4 госпиталя. Можно сказать, что весь Сокол был сплошным госпиталем: все учреждения, в т. ч. школы, в которых дети учились в 3 смены, уплотнялись, в освободившихся помещениях устраивались медицинские учреждения.

Норма выдачи хлеба по карточкам в городе составляла 600 г на взрослого и 300 г на детей, а в деревне эта норма опускалась до 200 г хлеба на взрослого и 100 г на детей. Покойная мать рассказывала: «Получишь неполную буханочку хлеба – 700 г, так это что!?». То есть, пятеро детей по 100 г на человека и 200 г на её саму, итого 700 г. Выручал, конечно, огород, который обрабатывала одна, старшему помощнику было 11 лет; да надо было еще работать в подсобном хозяйстве комбината. Пять раз ходила сдавать кровь, чтобы получить хоть какие-то продукты и поддержать детей. Так же поступали и другие женщины.

Четыре года тыловой жизни – это четыре года работы на пределе человеческих возможностей – это как!? Что помогало выдержать такие испытания? Каких идеалов придерживались наши женщины!? Опять – воспитание в христианских традициях: дом, семья, дети. И мужчины на фронте знали: у них надежный тыл.

Нам, нынешнему поколению, даже представить трудно, как это – ушел и не вернулся, и каково это – получить похоронку на сына, на мужа, на брата… Многие женщины Перевоза – жёны, матери, дочери, сёстры – так и не дождались своих дорогих мужчин с фронта.

Василий ГРИШЕЕВ

Поделиться
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •