Судьбы военнопленных

Сотни наших земляков прошли сквозь ужасы фашистских концлагерей.

До сих пор старшее поколение с болью, ужасом и содроганием вспоминает войну, Великую Отечественную, когда ранним июньским утром 1941 года с неба сыпались бомбы на мирных людей, и немецкая артиллерия вела обстрел, разрушая города и сёла, дома и заводы, железнодорожные узлы и дороги, как солдаты вермахта, перейдя государственную границу СССР, после долгих и упорных сражений с частями Красной Армии рвались вперёд, а танковые корпуса, разрывая наши линии обороны, уходили всё дальше на восток, замыкая кольцо обороны….

Тем красноармейцам, которых не убили на поле боя и взяли в плен, пришлось пройти не один круг ада. Вскоре длинные колонны советских бойцов и командиров, израненных, голодных и оборванных, растянутые порою на много километров, под присмотром гитлеровцев и немецких собак-овчарок, устало потянулись на запад… Многим уже не суждено было вернуться на Родину никогда…

…Долгое время тему о судьбе военнопленных обходили стороной. В обществе и в СМИ не принято было вспоминать тех, кто первым на себе испытал все последствия фашизма, вступив в бой с ордами фашистских полчищ в июне 1941 года и попавших в плен по разным причинам. Для многих семей это оборачивалось катастрофой…

Первый этап войны стал самым тяжелым для Советского Союза. Вермахт наносил поражение за поражением и стремительно двигался к Москве. Недоставало командирского опыта и навыков, да и самих командиров, так как согласно подсчётам современных историков, за 1937-1938 гг. было репрессировано более 40 тысяч командиров Красной Армии и ВМФ, а это почти 70% кадровых офицеров. Перед началом Великой Отечественной войны началась масштабная реорганизация Красной Армии, которая должна была быть закончена только к 1942 году. 

Формирования Красной Армии располагались очень близко к границе. Наше командование предполагало, что немецкие войска не будут передвигаться по территории СССР так быстро, как по Европе, и части Красной Армии успеют перегруппироваться, но, даже встречая яростное сопротивление советских воинов, противник продвигался стремительно вперед, окружая их и беря в «котёл», а затем в плен…

Были и другие причины, способствовавшие попаданию в окружение и фашистский плен полков и дивизий Красной Армии. Вспоминая 41-й год, сегодня часто говорят об ошибках и просчётах командования.

Семьи воинов боялись добровольного перехода члена семьи на сторону врага. За оставление врагу оружия по Приказу Ставки Верховного Главнокомандования Красной Армии от 16 августа 1941 года за № 270 ответственность за воина несли также все остальные члены семьи. Этому способствовал и приказ № 227 от 28.07.1942 года «Ни шагу назад!» – единственной причиной ухода с позиции могла быть только смерть воина, а не сдача в плен.

Сейчас, через призму времени, наверно, можно бы думать, рассуждать и принимать решения по-другому, чтобы не допустить таких масштабных промахов, ошибок и миллионов смертей страшной катастрофы лета 1941 года, но они случились…Возможно, чтобы остановить возникшую неразбериху среди народа, Ставка Верховного Главного Командования в то время вынуждена была издать эти приказы, чтобы извлечь опыт из совершенных горьких ошибок 1941 года и в дальнейшем для наступления победного шествия по Европе советской Армии в мае 1945 года…

Моральный дух народа, исконная вера и любовь к Родине, беззаветные храбрость и мужество смогли остановить врага….

Фашисты считали, что нельзя допускать человеческого отношения к советским пленным. С первых же дней солдаты вермахта проявляли к ним ненависть и жестокость: пленных расстреливали, закалывали ножами и штыками, отрезали носы и уши, вырезали на теле звёзды, выкалывали глаза, давили гусеницами танков, сжигали…

В нечеловеческих условиях пленным пришлось выживать в сборных пунктах, переселенческих лагерях, в шталагах, в лазаретах Умани, Пскова, Борисова, Орла, Масюковщины, Владимира-Волынского, Белой Церкви… В стационарных концентрационных лагерях Германии, Польши, Восточной Пруссии, Франции, Норвегии, Финляндии испытывать методы массового уничтожения.

 Более страшной трагедии мир ещё не знал для людей, ежеминутно и каждый раз подвергаемых физическим и моральным унижениям, голоду и холоду, насилиям и массовым смертям. Бесконечные расстрелы и бесперебойно работающие крематорские печи, круглосуточно поглощавшие трупы пленных… Да, это горькая правда о войне. Ещё одна сторона войны – фашистский плен…

В Германии и нацистских странах, опутанных паутиной концлагерей, прошли сквозь плен несколько миллионов людей, среди них были уроженцы и жители Сокольского района.

На сегодняшний день установила пребывание в концентрационных лагерях около 700 наших земляков. До последнего дыхания они оставались верными присяге солдатами, не вставшими на колени перед врагом, предпочитая лучше смерть или выжить, если повезёт… Повезло немногим… Более 300 человек погибли в плену и остались захороненными на чужбине…

Предполагаю, что это не окончательный результат, так как никто не знает, сколько их было и сколько сгинуло в концлагерях Австрии, Германии, Польши, Франции, Чехии, Норвегии и Финляндии, каждый день смотрящих смерти в глаза. Данная цифра может увеличиться и уточняться с помощью родственников, которые, возможно, могут узнать в списках фамилии своих дедов и прадедов и дополнить воспоминаниями о них…

Некоторые установленные фамилии воинов, погибших в плену, были напечатаны в газете «Сокольская правда». Их можно посмотреть на сайте LDK-SOKOL.RU Аллы Аникиной. Многие из них до сих пор числятся пропавшими без вести.

Порой даже скупая информация в карточках военнопленных может рассказать об их судьбе, помочь найти дополнительный материал о том, при каких условиях попали в плен и какие мучения и унижения перенесли в рабстве… Фотографии отсутствуют на многих карточках, особенно тех военнопленных, кто попал в плен в 1941 году. Имеются отпечатки больших пальцев.

Вот о чём мне поведали карточки военнопленных…

Лагерный номер 41049

Валентин Варнасофьевич Верюжский, 18.07.1918 г. р., проживал в Соколе по адресу: улица Фабричная, дом 16, кв. 1. По архивным данным Сокольского РВК, был призван на военную службу 19 октября 1940 года и направлен служить в 141-ю стрелковую дивизию, расположенную в г.Шепетовке Западной Украины.

Его мама Анна Васильевна (в девичестве – Попова) так и не дождалась возвращения сына, помешала начавшаяся война… На рассвете 22 июня 1941 года воины 141-й СД приняли первый бой в районе Рава-Русская Львовской области с немецкими полчищами, перешедшими государственную границу СССР.

 Всего восемь недель сражалась дивизия. В начале августа 1941 года последние её воины были окружены кольцом германских войск юго-восточнее Умани. Сплошное кольцо все больше сжималось вокруг наших войск, шли ожесточённые схватки с противником. Три дня отчаянно сопротивлялись красноармейцы и командиры, захлопнутые в кольцо. Были совершены три попытки прорвать окружение врага. Под напором значительно превосходящих сил нашим воинам пришлось с большими потерями повернуть назад, в район села Подвысокое.

Те, кто не сумел прорваться 7 августа, были оттеснены немцами на большое поле возле лесной опушки, а утром уже стояли возведённые сторожевые вышки. Красноармеец Верюжский не сумел прорваться сквозь кольцо окружения противника и был пленён в районе с.Подвысокое.

Некоторое время красноармейцы содержались в пересылочном шталаге «Уманская яма», который числился в немецких донесениях под названием «Шталаг 349». Общее количество погибших пленных остаётся до сих пор неизвестным…

Осенью Валентина Верюжского направили в Нижнюю Саксонию, в шталаг YIIIE (308), находящийся в небольшой деревушке Нойхаммер. При регистрации был здоров, Валентину присвоили лагерный номер 41049. Теперь фамилии и имени для него не существовало, должен был носить только жетон с лагерным номером.

14 октября 1941 года сделали прививку против туберкулёза, а через три дня лагерный номер 41049 отправили на принудительные работы с командой № 1 на аэродром Шпраттау. Через два с половиной месяца, 27 января 1942 года, Валентин Верюжский погиб в плену и был захоронен в Шпраттау.

 Его мать Анна Васильевна искала сына и посылала запросы для розыска. В июле 1948 года ей было сообщено, что её сын В.В.Верюжский пропал без вести в июле 1941 года. Возможно, это произошло из-за искажённого перевода фамилии на карточке, а затем внесения её в немецкую базу данных военнопленных под фамилией ВЕРУССКИЙ и идентификационным номером № 309711. В Книге Памяти Вологодской области В.В.Верюжский числится до сих пор как пропавший без вести в июле 1941 года.

Продолжение в следующем номере.

Поделиться
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •